Йозеф Вальчик

 

Йозеф Вальчик представляет собой протейский элемент Ателье Вальчик. Не поэтому, что он якобы меняет творческую манеру или стиль согласно актуальной моде. Наоборот, в его манере рисования, фотографирования и ваяния заметны некоторые вневременные, устойчивые черты, касающиеся как, с одной стороны, тем, мотивов, видов и жанров, так и, с другой стороны, техники его творческой работы. Вопреки указанным константам Йозеф Вальчик, в отличие от остальных членов группировки, не довольствуется одним только рисованием, а постоянно чередует различные виды изобразительного творчества, балансируя на их грани. Йозеф Вальчик начинал как пейзажист, рисовал букеты и акты, и свое увлечение  исчезающими видами и жанрами живописи он сумел передать также своим детям Магде и Алешу. Однако техника акрила и страстная пастозная манера приводят его к абстрактным композициям, содержащим символические ссылки, которые появились в середине девяностых годов и оказали заметное влияние на взгляды на все прежние, современны и последующие жанры и техники. Букеты, акты и пейзажи с тех пор являются всего поводом для неудержимого ритма живописи жеста, которая становится характерным знаком видения мира. Однако Йозеф Вальчик является протейским существом еще по другой причине. Он открыто включается в пиктографический круговорот рекламы, визуальных провокаций, китча, чтобы самому себе неустанно задавать вопросы по смыслу собственных действий в наслаивающихся друг на друга и сражающихся  друг с другом иконосферах. Таким образом, в его творчестве постоянно присутствуют противоречия символичности и пустого жеста, коммерции и независимости, религиозности и обсценности. Эти контрасты сначала выходят на поверхность в актах и почти непредметных композициях, однако полностью они развертываются только в портретах, жанровых охотничьих сценах, фотографиях композиций раскрашенных женских тел и иронизирующих керамических женских торсах. Если мы, однако, пытаемся найти в протейском потоке образов, созданных разными художественными приемами, что-то, что порождает их, то мы в живописных, фотографических и скульптурных видах вальчиковских  миров замечаем следы уже намеченных принципов. Живописное начало начинает заявлять о себе цветом, который на плоскостях определяет зарождение формы, вмешивается в цвета тел, придает патину керамике. Обнаруживается, что Йозефа Вальчика нельзя связать с одним единственным цветом или типичным аккордом, для его картин характерен скорее контраст темных одноцветных и сверкающих разноцветных поверхностей. Фотографическое начало вносит в игру запечатление мгновенного и неповторимого. В данном смысле оно появляется не только в технических образах фотографий, но и в моментальных снимках жидкого состояния картины и твердеющей взборожденной формы скульптуры. Скульптурное начало, издавна сочетавшееся с объемом и пространством, выявляется не только в разнообразных трехразмерных формах обожженной глины, но и в стилизированных композициях движения и взаимопроникновений естественной телесности, так же как и в спонтанности и одновременной сухости акрилового пятна. Живописное, скульптурное и фотографическое начала, каждое по-своему, позволяют справиться  с приведенными противоречиями произведений Вальчика путем взаимопроникновения первоначальных и технических образов. Фотографическое начало вносит еще и коннотации рекламного, бульварного и коммерческого, скульптурное, в свою очередь, добавляет значение тотемического и, в то же время, псевдомемориального. Живописное начало, в конце концов, намекает на возможные ссылки на ауратическое, очищающее и, с другой стороны, жеманное и семантически разряженное. Указанные три изобразительных приема, обладающие собственной внутренней памятью и открывающие разнообразные горизонты возможностей, вместе дорисовывают портрет личности Йозефа Вальчика. Каждый из них соответствует иному я, иной стороне его личности, но только в их взаимодействии можно узнать приметы того, что составляет его внутреннее единство.

Доцент Мариан Зерван, PhD. (1952) теоретик искусства, эстетики и современной архитектуры. Автор книг о сакральной иконографии, а также куратор выставок о современной словацкой архитектуре дома и за рубежом, в каталоги которых написал обширные статьи. Работал в должности доцента на факультете архитектуры Словацкого технического университета в Братиславе, и в настоящее время работает в той же должности в Высшей школе изобразительных искусств в Братиславе.